Вход в систему
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.

Первопроходцы морских глубин

Николай ПАЛЬЧИКОВ, «Красная звезда».

Четверо первых акванавтов (справа налево) - В. Вишняков, Г. Соколов, Д. Гондз и Г. Пелых.      8 июня «Красная звезда» опубликовала очерк о глубоководных экспериментах в нашей стране, начав рассказ с длительных погружений (ДП) 1981 года. И вскоре откликнулся наш читатель с более чем 50-летним стажем - Г.М. Соколов. Он высказал упрёк, что мало сказано о заслугах в эт ой области специалистов ВМФ. Подчеркнул, что водолазы ВМФ вообще шли «впереди планеты всей» до середины 1950-х годов и достигали многого в дальнейшем. Ему и слово.

Визитная карточка. Полковник медслужбы в отставке Геннадий Михайлович Соколов - один из четвёртки первых акванавтов ВМФ СССР с подводным «налётом» 5.000 часов, первый и старейший на флоте из врачей-спецфизиологов водолаз-глубоководник. Лауреат премии Правительства РФ в области науки и техники. С1995 года работает старшим научным сотрудником Института медико-биологических проблем (ГНЦ РФ - ИМБП РАН).

- В ноябре 2010-го на XIV Международной конференции по водолазной медицине во французском Тулоне вы своим часовым докладом вдвое превысили регламент...

- Да, тогда главный организатор форума Андре Груссе, сам водолазный врач, президент комиссии французской Федерации дайвинга, объяснил участникам, что в их международном сообществе не выступал ещё ни один русский специалист по проблемам водолазного дела и водолазной медицины.

Коллеги с удивлением восприняли сообщения о большой работе, осуществлённой при кратковременных и длительных глубоководных погружениях в России в различные периоды. Например, что сразу после разрушительной Гражданской войны у нас в 1923 году была создана государственная организация ЭПРОН, водолазы которой не только поднимали затонувшие суда, но и ставили рекорды, неизвестные миру. Так, за рубежом мировым рекордом считался спуск английского водолаза Дж. Вуки на глубину 183 м, выполненный в 1956 году. А у нас за 10 лет до этого - в послевоенном 1946 году - на ЧФ впервые были проведены спуски на глубины до 200 м в индивидуально-спасательном аппарате (ИСА) с использованием открытого водолазного колокола под научным руководством Е.М. Крепса.

А в 1951–1952 годах на Чёрном, Каспийском и Баренцевом морях были выполнены водолазные спуски на глубины от 212 до 255 м в снаряжении ГКС-3.

- В 1977 году вы четыре месяца практиковались в Марселе при известной фирме COMEX, которая ведёт около половины всех подводных глубинных работ в мире. В ней большой штат ваших коллег. Вы владеете французским, и неужели ваши коллеги забыли всё, о чём вы тогда им рассказывали?

 - Во-первых, в 1977-м я не мог особо распространяться о своей работе в ВМФ СССР. Во-вторых, с тех пор прошло много времени, не все из моих собеседников во Франции остались живы и здоровы. В-третьих, в Европе и мире действительно больше знают и предпочитают говорить о собственных успехах и проблемах, а наша страна по-прежнему остаётся для зарубежных коллег «медвежьим углом». Многие из них даже не слышали о разработках советского периода, например о режимах декомпрессии для кратковременных погружений до 300 метров. Или о рекордных спусках на воздухе до глубины 137 м, а на кислородно-гелиевых смесях до 305 м. Или о создании метода спасения с подлодок с глубин более чем 200 метров и соответствующего снаряжения.

А наши результаты лечения серьёзных декомпрессионных заболеваний с поздним поступлением на лечение (это 5–7-дневное пребывание в кислородно-азотно-гелиевой среде), по словам того же Андре Груссе, просто ошеломили водолазных врачей и дайв-инструкторов.
Герои страны А. Звягинцев, В. Сластен и А. Храмов.

В то же время мне было больно слушать и трудно искать ответы на вопросы вроде такого: если вы ещё в 1950-х годах достигли 300 метров, то почему не спасли в 2000 году «Курск», лежавший на 100 метрах? Или почему в августе 2005 года в Тихом океане не ваши моряки-спасатели, а британские специалисты освобождали ваш глубоководный спасательный аппарат «Приз», который запутался в сетях?..

- Тогда начальник Главного штаба ВМФ прямо сказал, что причины, которые привели к гибели К-159 и «Курска», к аварии «Приза», - это наши головотяпство, разгильдяйство и безответственность. Что нужно было крепче думать, когда выполняли работу, и соблюдать меры безопасности. И ещё он сказал, что на всех уровнях нам надо научиться честности и объективно докладывать, что случилось, причём сразу же. Если бы с докладом об аварии на ТОФе затянули ещё на сутки, то все уехали бы на уикэнд, и вряд ли бы тогда помощь успела вовремя.

Наша справка. О происшествии в бухте Берёзовая в Беринговом море стало известно 4 августа 2005 года. Выяснилось, что АС-28 («Приз») с семью моряками на борту на глубине почти 200 метров запутался в сети, тросах и шлангах. Трое суток понадобилось для спасательной операции. В воскресенье в 16.19 по камчатскому времени (в Москве было раннее утро) АС-28 всплыл на поверхность, после того как беспилотный английский аппарат «Скорпион» перерезал все удерживавшие подводный аппарат путы.

- Всего шесть лет прошло, но, наверное, поскольку все остались живы, никто и не помнит, что именно произошло тогда, как и почему?
 Офицеры ЭСПЛ-63 пр. 666 и 40-го НИИ Минобороны после эксперимента на глубине 100 м в 1970 г. (в центре - Г.М. Соколов).      - К сожалению. Наша беда в том, что наши достижения, в частности в сфере водолазного дела и водолазной медицины, актуальных технологий длительных глубоководных погружений и лечения заболеваний водолазов, сегодня известны даже не всем специалистам. И удивительно: как быстро мы забываем также о своих провалах и об их причинах. К тому же главные виновники часто остаются без наказания - от этого и всеобщий «склероз». В итоге наша история нередко искажается непричастными к делу или заинтересованными лицами. И человеку со стороны такая история непонятна.

- Обозначьте, пожалуйста, прошлое хотя бы вехами. В Тулоне вы назвали четыре периода развития водолазного дела в России...
 

- Да, у нас первый период - это допетровская Русь. Второй этап - от Петра I, заставившего боярскую думу принять в 1696 году программу строительства флота, до деятельности Кронштадтской водолазной школы.

И не такими уж отсталыми мы были уже и тогда! Например, ещё в 1718 году крестьянин-самоучка Ефим Никонов, который ранее изобрёл потаённое судно (подводную лодку), отправил царю челобитную об изготовлении костюма для водолаза в виде кожаного камзола со штанами и обитого кожей деревянного бочонка с окошками для глаз. В 1830-х годах российский механик Гаузен изобрёл водолазное снаряжение, которое эксплуатировалось в России 40 лет. В 1834-м наш военный инженер К.А. Шильдер для экипажа построенной им подводной лодки предложил спасательное снаряжение, в состав которого входил ранец со сжатым воздухом. В 1853-м слободской мещанин Василий Вшивцев и вовсе создал один из первых прототипов акваланга. А с 1861 года по циркуляру № 3 военные корабли России, уходящие в заграничное плавание, стали оснащать водолазным снаряжением.

Третий этап связан с созданием и многосторонней деятельностью ЭПРОН в 1920–1930-х годах, мировыми рекордами погружений, разработкой методов спасения и лечения подводников.

Четвёртый этап - это выход с 1960-х годов на разработку и применение метода водолазных работ при длительном пребывании под давлением, а также наши медико-физиологические исследования за последние 20 лет.

- Считается, что гипербарическая медицина началась с изобретения насоса для разрежения воздуха в замкнутом объёме. Его в 1641 году создал немецкий физик Отто фон Герике, который в Магдебурге продемонстрировал существование и силу атмосферного давления. Он выкачал воздух из медного шара, состоящего из двух полых полушарий, которые затем не смогли разъединить две восьмёрки лошадей. Этот опыт описан в учебниках школьной физики.

- Правильно, потому что эти насосы позволили сделать камеры пониженного и повышенного давления. В 1662 году была создана первая компрессионная камера, с помощью которой в глазу гадюки англичанин Роберт Бойль обнаружил образование пузырьков при быстрой декомпрессии. В 1878-м француз Поль Бер на материалах своих исследований опубликовал книгу «Барометрическое давление», которая стала основополагающим описанием физиологического воздействия повышенного и пониженного давления на человека. То есть для гипербарических физиологов и медиков первый этап развития их науки - со второй половины XVII века до первой половины ХХ века - был связан с созданием первых гипербарических камер, проведением водолазных спусков и кессонных работ с использованием сжатого воздуха.

- А когда в России появилась эта наука?

- Наверное, она берёт начало с 1820 года, когда лейб-медик царского двора И.Х. Гамель впервые представил описание своих наблюдений декомпрессионной болезни у рабочих в водолазном колоколе. Другим событием стало создание 5 мая 1882 года в Кронштадте Школы водолазной для офицеров, этот день и поныне отмечается у нас как День водолаза. Основателем школы стал будущий адмирал В.П. Верховский, начальником - капитан-лейтенант А.Г. Леонтьев, а врачом - М.Н. Храбростин. К 1887 году русский флот полностью перешёл на снабжение отечественными образцами водолазного снаряжения. До 1917 года в школе готовили по 75 рядовых водолазов и 4 офицера в год.

Преподаватели школы разработали основные методики и принципы. И в 1886 году (125 лет назад, между прочим!) они были объявлены циркуляром Главного морского штаба как «Правила обращения с водолазными аппаратами и о технических обязанностях водолазов и правила ухода за заболевшими водолазами при водолазных работах».

В 1893–1894 годах ученики школы отрабатывали практические задачи на глубинах до 55 м, а водолаз А.И. Коротовский впервые в мире достиг глубины 61 м.

В 1893 году Кронштадтская школа участвовала в Международной промышленной выставке в г. Чикаго, где наша водолазная техника была отмечена бронзовой медалью, а школа удостоилась почётного диплома. В 1900 году на Всемирной выставке в Париже школа также была награждена - уже серебряной медалью и почётным дипломом.

В начале XX века водолазный специалист лейтенант А.Е. Арцибашев писал, что водолазное дело на русских судах стоит гораздо правильнее и практичнее, чем у иностранцев, которые ещё недавно были для нас непререкаемым авторитетом, и что рекорд глубоководных спусков побит всё-таки нами.

Затем начались глубоководные водолазные спуски с использованием искусственных газовых смесей для выполнения судоподъёмных работ и помощи экипажам затонувших подводных лодок. Поэтому тут важно вспомнить многостороннюю деятельность ЭПРОН.

- ЭПРОН была создана при ОГПУ - предшественнице НКВД – КГБ, почему?

- Действительно, первый штат Экспедиции подводных работ особого назначения для судоподъёмных, спасательных и водолазных работ был объявлен приказом № 463 ОГПУ 2 ноября 1923 г. Она была создана для подъёма 500.000 золотых соверенов с английского фрегата «Принц». Он затонул во время шторма на Чёрном море под Балаклавой в годы Крымской войны в 1854 году в числе 34 кораблей наших противников. А золото требовало секрета и охраны.

Реально же в структурах ОГПУ уже тогда зарождались и функционировали своя, закрытая наука и советский военно-промышленный комплекс. Как и подводное минирование и разминирование или подводное строительство.

Важным моментом для развития водолазного дела и медицинской науки, в частности, стало создание в 1935 году при Техническом управлении ВМФ Постоянной комиссии по аварийно-спасательному делу, которую возглавил академик Леон Абгарович Орбели. Под общим руководством комиссии проводились исследования в области гипербарической физиологии и водолазной медицины, экспериментальные спуски в барокамерах и в море. И уже в  1930–1940-е годы водолазы ЭПРОНа и ВМФ становятся рекордсменами по достигнутой глубине погружений. Экспедиция подняла со дна 450 судов и кораблей общим водоизмещением 210 тысяч тонн, спасла 186 аварийных судов, сама разрабатывала и заказывала спецтехнику для увеличения глубины погружения.

В 1941-м, в начале войны, ЭПРОН была передана Наркомату ВМФ и стала основой для создания Аварийно-спасательной и судоподъёмной службы флота. 70-летие этого события мы и отмечаем в этом году.

- А в ВМФ уже в начале 1970-х годов реально появились акванавты, хотя в международном водолазном лексиконе такая специальность была установлена только в 1977 году - «для выделения категории водолазов, участвующих в подводных экспериментах, связанных с большим риском».

Да, это так. Но и надо признать, что в 1977-м акванавты фирмы COMEX в экспериментальном режиме обеспечивали бурение скважин на глубине 460 м, установили до сих пор не перекрытый мировой рекорд погружений - 501 м - и не в барокамере НИИ, а в море! Мне посчастливилось принять участие в обеспечении тех работ. В дальнейшем на фирме COMEX был поставлен в барокамере рекорд погружения на 701 м. До конца же 1950-х годов практически все рекорды по глубине и длительности погружения принадлежали нашей стране. И наши гипербарическая физиология и водолазная медицина долгие годы занимали лидирующие позиции.

Историческая справка. 1940 год. В сухой барокамере Военно-медицинской академии (ВМА) водолазы с применением кислородно-гелиевой смеси в аппаратах ИКА достигли давления, эквивалентного глубине 200 метров, что явилось мировым рекордом для барокамер.

1944–1945 гг. в гидротанке барокамеры ВМА И.И. Выскребенцев, С.П. Кийко, Б.А. Иванов, М.К. Солнцев, используя дооборудованные аппараты ИСА-М, достигли 200 м.

1948 год. На Черноморском флоте на спасательном судне «Алтай» проводилась морская проверка отработанных в лабораторных условиях водолазной техники и режимов декомпрессии, разработанных А.П. Бресткиным. В реальных спусках водолазы в снаряжении ГКС-1 достигли глубины 200 м.

В 1956 году впервые на Каспии под руководством группы водолазных специалистов и врачей проведены экспериментальные спуски на глубину 305 м водолазов А. Ковалевского, Д. Лимбенса, П. Поражевского и В. Шалаева. Руководили экспериментом Н. Кривошеенко, С. Буленков, В. Смолин и И. Выскребенцев. Именно тогда В.Смолин впервые сумел зарегистрировать ЭКГ на 305 м и выявить у водолазов тремор, что в дальнейшем было признано основным проявлением нервного синдрома высоких давлений (НСВД). Кстати, молодой швейцарский профессор математики Ганс Келлер только через 6 лет штурмовал подобную глубину, и это кончилось гибелью двух его коллег.

- А вы когда и как стали врачом-акванавтом и к тому же водолазом-глубоководником?

- В 1958 году я окончил военно-морской факультет Военно-медицинской академии со специализацией по водолазной медицине. Потом пополнял и обновлял знания. Первый мой спуск под воду был в 1954-м. А в 1961-м я первым из военно-морских врачей спустился под воду на 160 метров. В 1958–1960 годах обеспечивал водолазные спуски в отряде подводно-технических работ на Балтийском море. В 1960–1962 годах был начальником медслужбы - врачом-физиологом головного глубоководного спасательного судна, затем дивизионным врачом-физиологом. Спускался в спасательном колоколе и в наблюдательной камере на глубины до 200 м.

В 1965–1966 годах обучал алжирских водолазов и начальника медслужбы ВМС Алжира, водил их за руку при подводных спусках в тяжёлом трёхболтовом вентилируемом снаряжении. Тогда, кстати, освоил французский - так легче учить и больше доверия.

25 марта 1970 года стал участником морского эксперимента в барокамере спасательной подводной лодки СПЛ-63, когда на глубине 5 м провёл 29 суток. Потом был рекорд - на 100 метрах мы провели 30 суток плюс 4 суток проходили декомпрессию. Командир нашей группы инженер-капитан 3 ранга В. Вишняков стал акванавтом ВМФ № 1, я - тогда майор медслужбы и врач-физиолог команды - удостоился звания акванавта № 2, третьим был мичман Г. Пелых - все из 40-го НИИ. В 100-метровом погружении мичмана В. Курочкиса сменил старшина команды водолазов СПЛ мичман Д. Гондз. Первая тройка акванавтов, участвовавшая в обоих погружениях, была награждена орденами.

Но кроме «рождения» военных акванавтов было ещё одно этапное событие: выполнение водолазных работ по методу ДП ровно 40 лет назад, в 1971-м, приказом главкома ВМФ было внедрено в практику.

- В 40-м ГосНИИ аварийно-спасательного дела, водолазных и глубоководных работ Минобороны с 1966 по 1979 год вы от младшего научного сотрудника выросли до начальника отдела. Что можно сказать о 40-м ГосНИИ тех лет?

 - Это очень серьёзная специализированная многопрофильная научно-практическая организация, которая занималась различными проблемами в интересах ВМФ и в целом Вооружённых Сил. К тому же 40-й институт тесно и плодотворно сотрудничал со специалистами двух академий - Военно-медицинской и Военно-морской медицинской академий.

Собственно говоря, учёным и практиком водолазного дела я стал именно там с помощью моих уже покойных, к сожалению, наставников и друзей, асов подводной науки - З.С. Гусинского, И.А. Александрова, В.В. Смолина, В.В. Тюрина...

40-м институтом совместно с промышленностью были созданы не имеющие аналогов образцы снаряжения для водолазов и спасательного для подводников ИСП-60 и «Капюшон», экспериментальная спасательная подводная лодка СПЛ-63 проекта 666 с самоходным спасательным аппаратом УПС-1, подводная база-лаборатория ПБЛ проекта 1840. Особо стоят уникальные, единственные в мире СПЛ проекта 940 «Ленок» для спасения подводников «сухим» и «мокрым» способом с глубин до 300 м, а также апробированные обитаемые и телеуправляемые подводные аппараты. Всё сделанное трудно перечислить.

При мне проводились НИОКР по созданию наблюдательной и рабочей камер, способных облегчить работу водолазов на глубинах до 500 метров. После нашего откомандирования в Мингазпром в 1979 году по результатам проведённых НИОКР началось создание уникальных спасательных аппаратов с телевизионным управлением «Дельфин ТМ», «Трепанг-2», «Рапан».

- Вы упомянули о спасательной подлодке «666» - это что такое?

- Была «С-63» - средняя подводная лодка проекта 613, которая стала в боевой строй в ноябре 1952 года. По предложению начальника АСС ВМФ Н.П. Чикера, утверждённому главкомом ВМФ, в июле 1961 года она была переоборудована в ЭСПЛ проекта 666.
Спасательный аппарат проекта 1855.

Предназначалась для новых способов спасения личного состава затонувших ПЛ без участия надводных спасательных судов.
 

На комингс-площадке первой СПЛ устанавливался самоходный управляемый подводный снаряд (УПС) для вывода с аварийной лодки на спасательную ПЛ «сухим» способом одновременно трёх подводников. Приём-передача спасённых с УПС производилась через камеру присоса: снаряд садился на комингс-площадку, которая имелась и на других лодках вокруг входных люков.

Для спасения «мокрым» способом с глубин, доступных водолазам, на СПЛ в первом отсеке была установлена поточно-декомпрессионная камера. Она состояла из выходного отсека (для входа в камеру и выхода из неё под водой водолазов) и двух декомпрессионных отсеков - для проведения декомпрессии спасаемых подводников и самих водолазов-спасателей.

С самого начала экспериментов по выходу водолазов из ПЛ под водой стало ясно, что использование при этом тяжёлого снаряжения ГКС-3М чрезвычайно опасно. Тогда же начались испытания первого управляемого подводного снаряда УПС-1. Эксперименты проводились в совершенно секретном порядке, о них в то время на всём флоте знал весьма ограниченный круг лиц.

Управляли УПС-1 капитан-лейтенант Борис Глушков и старшина команды трюмных мичман Анатолий Романов. За успешные испытания УПС на ЧФ, впервые в мировой практике проведённые в 1962-м, оба были представлены к орденам. «Аварийная» подводная лодка легла на грунт на глубине 40 м на рейде мыса Бельбек. Рядом легла на грунт СПЛ. УПС снялся с площадки, нашёл «аварийную» ПЛ, с первого раза «присосался» к ней, забрал одного человека и доставил его на СПЛ. «Спасённым подводником» был капитан-лейтенант А.И. Никитинский - в будущем начальник одного из отделов 40-го НИИ Минобороны. Факт зарегистрирован в бортжурналах и других документах. А способ «сухого» спасения с использованием подводных аппаратов был официально принят на вооружение.

При переоборудовании СПЛ-63 для спусков методом ДП УПС-1 был снят, а вместо него появились самоходные спасательные аппараты СПС проекта 1837 и 1837К и глубоководные аппараты «Приз» проекта 1835 и ВСГА проекта 18270 «Бестер». Работы в этом направлении продолжаются.

- И что произошло после внедрения в практику ВМФ метода ДП?

- Исследования продолжались под руководством полковника медслужбы В.В. Смолина. В 1976–1978 годах мне пришлось его сменить и руководить комплексными экспериментами по определению допустимых сроков пребывания человека под давлением столба воды 300 м. Тогда мы превысили мировые показатели: на 100 метрах испытатели проводили 40,5 суток (с учётом декомпрессии - 47), 35 суток на 200 метрах и 30 суток на 300. Затем под руководством Валентина Семко на новой базе 40-го ГНИИ ГБК-50 была достигнута 500-метровая «глубина». Одновременно проводились практические спуски водолазов для работ на 300 м в море.

- За те 500 метров военные акванавты и получили Золотые Звёзды?

 - Не только. Последними Героями Советского Союза стали офицеры - водолазные специалисты Александр Ватагин и Леонид Солодков, а руководитель экспериментальных исследований Валентин Семко (сменивший меня в должности начальника отдела физиологии длительных погружений) стал последним Героем Социалистического Труда. Все трое были награждены в январе 1991 года.

Героями России в сентябре 1995 года стали также морские офицеры Валерий Сластен и Анатолий Храмов - за те испытания на 500-метровой глубине в барокомплексе 40-го ГосНИИ.

Нынешний начальник 40-го института А.И. Звягинцев удостоен звания Героя России за героизм и умелое руководство спасательными работами на «Курске», на который он спускался сам и спас напарника-водолаза.

 Особо подчеркну, что наши акванавты рисковали своим здоровьем и жизнью не меньше, чем те же французы четверть века до них. А нюансы неблагоприятного влияния среды, в том числе отдалённые последствия, изучены ещё недостаточно. Так что свои Звёзды они заслужили.

- В 1979-м вместе с группой других военно-морских специалистов вас откомандировали в Мингазпром для освоения закупаемой за рубежом водолазной техники и организации работ методом ДП на спецсудах и плавучих буровых...

- И до начала 1990-х годов это стало золотым временем для водолазного дела, водолазной медицины ВМФ и народного хозяйства, новым их взлётом после незабвенного ЭПРОНа. Начались интенсивные бурения и такие же водолазные работы на малых и больших глубинах на Баренцевом, Каспийском, Охотском морях, а в 1985-м - почти через 30 лет - вновь достигли глубины 305 метров.

 - А что произошло в подводных делах за прошедшие 20 лет?

- Мы лишились многих водолазных и спасательных судов, аппаратов, в том числе уникальных спасательных лодок «Ленок», потеряли многих специалистов высшего класса среди врачей и водолазов. Большие затруднения возникли в проведении фундаментальных и прикладных исследований по гипербарическому направлению. Но свет в конце тоннеля виден, иначе не слушали бы меня в Тулоне с таким вниманием международные знатоки. Это, в частности, достижения и нашего отдела барофизиологии, баротерапии и водолазной медицины ИМБП. И в стране сделано и делается немало.

Отрадно появление новых судов, технических средств и технологий для работ под водой и спасательных операций, создание водолазных служб в МЧС, МВД и других силовых ведомствах. И наконец-то узаконена специальность «водолазная медицина», которой в России без малого 250 лет. Разработаны государственные программы подготовки водолазного состава и врачей. Создана Межведомственная комиссия по водолазному делу с представительством министерств и ведомств, действует Морская коллегия при Правительстве России. Разработана «Концепция развития водолазного дела в РФ на период до 2020 года». Продолжаются научные исследования и работы под кураторством Федерального медико-биологического агентства, где есть конкретный отдел пилотируемых космических программ, водолазных и кессонных работ, возглавляемый Ю.В. Катаевым. В общем, работа идёт.

Источник статьи

 
Фото дня

Яндекс.Погода

 
 

FreeCurrencyRates.com