Вход в систему
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.

ДКБ для фотографа

 

Согласно известной дайверской пословице, дайверы бывают смелые и бывают старые. Старых и смелых одновременно не бывает. Каждый дайвер знает из начального курса, что безопасность под водой превыше всего. Но бывает, что ради некоторых целей мы немного расширяем границы безопасных пределов... Опыт погружений у меня достаточный, и обучение я прошел по всем стандартам. Давно разменяв первую сотню дайвов, получив профессиональный дайверский «пластик» и взяв в руки «зеркалку» в боксе, я четко осознаю, что вся ответственность давно лежит только на мне. 
 
Но на каждое правило всегда находятся исключения. Более чем двухнедельная поездка по маршруту Москва – Анилао (Филиппины) – Палау – Москва была запланирована и оплачена задолго до вылета. В предвкушении старта я срочно приводил в порядок рабочие дела, оставалось только оформить дайверскую страховку и упаковаться. Именно с этого момента и началась череда негативных факторов. Перед вылетом я заболел ОРВИ, температура на градуснике приблизилась к отметке 39, и в какой-то момент замаячила вероятность отказа от путешествия. 
 
 Собрав все силы в кулак, я собрался и выдвинулся в аэропорт (я был единственным участником нашей группы из Москвы). Страховка предполагала поездку в офис компании, сил на это не хватило – полетел без нее. Перелет до Манилы прошел ужасно. ОРВИ перешло в серьезную ангину. Но хоть температура упала. Встретившись с коллегами-фотографами, мы поехали в Анилао. На берегу тропического моря ангина была побеждена горячими чаями и медпрепаратами, но первый день я решил все-таки не нырять. 
 
 Вернувшиеся с погружений счастливые компаньоны расписывали прелести местного подводного макромира так, что вопрос, нырять ли на следующий день, уже не стоял. Ныряли столько, сколько было возможно. Для фотографов это было реально необходимо. По оценке Андрея Шпатака, Анилао не хуже Лембеха, который скоро, судя по всему окончательно, погибнет от нашествия фотографов. Отсняв макро-материал пропорционально своим аппетитам, наша группа перелетела на Палау, где все сменили объективы и порты.
 
Дайвы стали более глубоководными, чаще всего с течениями и необходимостью долго работать ластами. Но впечатления от погружений затмевали усталость, нырять хотелось много! Что мы и делали по 3-4 дайва в день. Обныряв в первые дни основные рэки, мы принялись за самые сливки: German Channel, Blue Hole, Blue Corner и прочее. Первый дайв на Blue Hole, восторг и после перерыва мы прыгаем на Blue Corner. Как ни странно, нет сильного течения, акулы присутствуют, все замечательно. Гоняемся за черепахой, во время просмотра на камере получившихся кадров немного подвсплываю метров на 10, но вовремя (как тогда мне показалось) замечаю это и опять ухожу на глубину 24-26 метров. Тут попадается большая стая каранкасов, и я ныряю под них для лучшего ракурса. К сожалению, компьютер начинает сигнализировать о приближающейся «деке». 
 
Граждане фотографы! Кто не залезал в деку? Ага, вот и я тоже. Не каждый же день на Blue Corner ныряем, правда ведь? Лезем в декомпрессию – отстоимся, ничего страшного. Бывало и хуже... Да, много компьютер насчитал, ну ничего. Выстаиваем на всех остановках с запасом, выходим на катер. Долгожданный отдых, все делятся впечатлениями. А мне как-то не по себе. Усталость неимоверная. Попил водички, немного кружится голова. На третий дайв не пойду – устал. Прикладываюсь поспать, народ лезет снова в воду, а я засыпаю под навесом. 
 
Сон получился некомфортным. Ощущение странной усталости возвращает меня к реальности, и я просыпаюсь уже совершенно в нехорошем состоянии. Зрение передавало в мозг довольно пугающую картинку: изображение окружающего мира в пятнах, и его части очень сильно дрожат. К тому же очень сильно кружится голова. В это время на катер вылезают фотографы, и кто-то видит, что я неадекватен. А я замечаю, что проснулся не в тени, а прямо под палящим солнцем. Видимо катер двигался и я подставился под солнцепек. Признавшись в том, что мне плохо, я привлек к себе внимание всех вылезших на катер. Далее было самое интересное. Мой знакомый, Дмитрий Р. (очень хороший видеооператор), чтобы понять мое состояние, попросил посмотреть на палец, который он как-то хитро провел перед моим лицом. Сконцентрировавшись из последних сил, я постарался проследить за движением па-а-а-аль... 
 
И тут окружающий меня мир изменился. Я уже жил в другом измерении, все было прекрасно, умиротворенно и очень долго. До того момента пока мир не начал безумно трястись. Вслед за тряской он сменился совсем иным антуражем. Я лежал на полу катера, а кто-то очень сильно дергал меня за уши. На моем лице болталась маска с трубочкой, ведущей к баллону зеленого цвета. Я вспомнил все. Это Палау, я на катере, и что-то со мной произошло. Что-то – это ДКБ, уж не знаю, в какой стадии, но точно она. Потом мне рассказывали, что мое фото с типичным «мраморным» покраснением кожи можно было помещать в учебники по дайвингу. 
 
Мое возвращение в реальный мир вызвало бурную реакцию дайверской общественности. Всех уже выловили из воды, и два мощных двигателя понесли катер в дайв-центр. Расстояние было приличным, шли мы минут 40, не меньше. За это время мне рассказали, что эксперимент с проверкой моего сознания привел к моей полной деактивации: с закатившимися глазами и высунутым языком я повалился на пол. Далее все действия с моим телом были проведены в четком соответствии со стандартами спасения дайверов. По пути в дайв-центр, находясь под действием чистого кислорода, я ощутил себя намного комфортнее, зрение стабилизировалось, состояние стало вполне вменяемым. 
 
Когда катер пришвартовался к причалу дайв-центра, я уже был без маски на лице и, видимо, выглядел вполне здоровым. Встал на ноги и опять отключился. Где-то вдалеке и глухо было слышно, как кто-то кричит на разных языках, чтобы все срочно валили с катера. На меня нацепили новую маску, и катер куда-то поплыл, но, судя по всему, недалеко. Потом был разговор с каким-то доктором, а затем появилась скорая, и я совершил пересадку в красно-белую карету, не покидая горизонтального положения. 
 
Пристегнутый к каталке внутри неотложки, я держал в руках свой дайверский компьютер и думал о страховке. Уверенность в том, что я сейчас буду помещен в барокамеру - дорогостоящую капсулу с почасовой оплатой - была стопроцентной. Поездка под аккомпанемент сирены была недолгой, Корор - столица Палау – город небольшой, минут через 5 меня уже перекинули на больничную койку на колесиках и подключили к местному баллону с кислородом. Далее – анализ крови, общение с доктором. Чувствую себя совершенно разбитым, но вполне адекватно. Заверяю медиков, что самочувствие нормальное. Они переговариваются в сторонке, и я краем уха слышу, что барокамера у них не работает, на профилактике. 
 
Надо сказать, что во время нашего пребывания на Палау эта островная республика ощущала некоторый энергетический кризис. Наш отель снабжался электричеством от резервного генератора. Поэтому вполне допускаю, что неработоспособность барокамеры, требующей устойчивого энергоснабжения, была связана именно с этим. После еще одной беседы с врачами мы все пришли к выводу, что я выживу и без барокамеры. Отдохнув на больничной койке на чистом кислороде до вечера, я ощущаю желание вернуться в отель. 
 
Больничная палата в местном понимании – это большое помещение, разделенное занавесками на отдельные отсеки для каждого больного, комфорта мало, да и кондиционер шпарит нещадно. Я прошу аудиенции с врачом, объясняю, что более комфортно мне было бы отлежаться в отеле и что состояние позволяет мне обойтись без кислорода. Мне разрешают немного пройтись, это получается, хотя слабость такая, что я не представляю, как дойду до дороги и поймаю такси. Получаю расчет стоимости моего лечения, оплачиваю карточкой. Прилично получилось – около 600 долларов (скорая, консультации врачей, работа медсестер, анализы и прочее). 
 
Отвезти меня до отеля берется один из медработников. Уже довольно поздно. Я приезжаю и тут же засыпаю, упав на кровать. Больше о погружениях не могло быть и речи. Остаток дней я провалялся в отеле, изредка спускаясь в лобби для пользования местным Wi-Fi. В последний день перед вылетом, вместе со всеми заезжаю в дайв-центр, где получаю на оплату еще один счет: за кислород и еще что-то. Оплачиваю и покупаю на память пару футболок. К этому дню слабость практически полностью отступила, и волнение за перелет по маршруту Корор-Манила-Москва исчезает. Больше ничего экстраординарного со мной не происходило. 
 
В назидание на будущее 
 
Настало время для анализа и выводов. Первый вывод: страховка покупается сразу с покупкой билетов. Второе: переход в декомпрессию – это аварийный режим, которого стоит избегать. Третье: несмотря на желание объять необъятное, стоит избегать переутомления, особенно после болезни, перенесенной на ногах. Ну и четвертое: не забывать про контроль плавучести и стараться избегать пилообразного профиля погружения, даже с учетом фотоспецифики дайва.
 

Спасибо за статью сайту>>

 
Фото дня

Яндекс.Погода

 
 

FreeCurrencyRates.com